Heidegger 131


От редактора

Эта персональная фотовыставка Аполлинарии Равноапостольной была показана в 2020 году в ЦСИ Артэтаж во Владивостоке и была приурочена к 131-летию со дня рождения философа Мартина Хайдеггера. На основе работ с той выставки совместно с автором мы сделали “фотогид” по некоторым основным понятиям философии немецкого мыслителя.

Подписывайтесь на нас в Телеграме, чтобы быть в курсе новых материалов

Релиз

«Один из крупнейших и влиятельнейших философов XX века, изменивший (или возродивший) фундаментальные принципы бытования мысли как попытки понять (и сказать) нечто изначально существенное о нашей жизни в целом», Мартин Хайдеггер не только пристально интересовался современным ему изобразительным искусством, но, пожалуй, и неким имплицитно потенциальным способом сам оказывался не чужд его весьма актуальным и специфически характерным тенденциям.

Термины и концепты мыслителя сложны и текучи порой до инверсивной двусмысленности, а то и до едва уловимой расплывчатости очертаний самой заявленной рассуждением темы или предметной области. Это не Фрейд, не Ницше, не Маркс и, уж тем более, не Гегель, насквозь пропитавшие своими глоссариями даже обиходно непроизвольную речь совершенно равнодушных к ним профанов. Нет, на «языке Хайдеггера» все еще говорят косвенно и крайне сдержанно или наоборот – в оглашенном оригинальничании грубого неприятия тоном пародийно скептического пренебрежения.

Но, в отличие особенно от последних, сам Хайдеггер был и остается всё так же неспешно вдумчивым и, в соответствии с рискованностью почина, осторожным и осмотрительным. Он упрямо и всерьёз продолжает быть именно философом и в гораздо большей мере, нежели все его «конкуренты» или «последователи», которых он – прямо или опосредованно, в той или иной степени безуспешности – пытался побуждать к тому же. Собственно, тем самым он и сохранился в качестве некоего редкостного (мало замутнённого) источника, относительно прозрачная многозначительность глубин которого все еще может оборачиваться приемлемой оптикой или «средой порождения» тех или иных (в том числе и) визуальных представлений – пусть и с их зыбкой надеждой хотя бы лишь на частичную «эквивалентность» этой Странной («другой») Мысли.

Кому-то, возможно, и наша попытка подобной «отрешенной сосредоточенности» тоже покажется преждевременной неадекватностью искажающего (а то и извращающего) нетерпения… Но и выжидать предполагавшиеся самим Хайдеггером 200-300 лет, необходимые, на его взгляд, для внятного и вменяемого восприятия его наследия, не то чтобы совсем уж нежелательно, но просто вряд ли у кого-то из ныне живущих получится.

Жилёз Ы’Бёмэ

ENTLEBUNG – ENTLEBTE

(отживление – отживлённое)

Нажмите на фотографию, чтобы посмотреть полностью в соседней вкладке

60*210 см

(DAS BEDENKLICHSTE (наиболее критическая точка):

HERAUSGEHOBENHEITEN (выделенности):

EINZELNE (отдельное)

1 «EINSPIEL» (игра)

2 «ZEICHEN» (знак)

3 «DIE FALTE» (сборка)

4 «OSTEN…» (κάιρος («своё время»))

5 «BEGEGNUNG» (столкновения))

«…не радикально теоретизированное и отживлённое, а скорее сущностный момент жизни самой по себе и для себя, который находится в тесной связи с событийным характером переживаний…»

УКАЗАТЕЛИ И СХЕМА ДВИЖЕНИЯ

ANWESSEN – ANWESSENHEIT

(присутствование – присутствие)

«…есть предметы, которые человек не имеет, но которые он есть…»

(или совсем по-русски: которыми он «живёт», существует (но не ест))

DAS UNHEIMLICHE – UNHEIMLICHSTE

(неуютно-зловещее – неуютнейшее)

Неуютно-зловещее многообразно. но всех
неуютней, зловещей всего человек.

Софокл, «Антигона»

… не зная того, занимать позицию отчаянной обороны против знания своего внутреннейшего существа

DER ENTSCHLOSSENE – VOR – SATZ

(решительное намерение (вовлечённость («интенция»)))

50*70 см

ANGST

(тревога – боязнь – тоска – смятение – жуть… («онтологические»))

«Ужас — с нами. Он только спит. Его сквозное дыхание веет в нашем бытии — меньше всего в склонном «ужасаться»; неприметно — в деловитом с его «да-да», «нет-нет»; раньше всего в затаённом; уверенней всего в потрясённом и дерзновенном человеческом бытии. А последнее осуществляется только через то, на что себя растрачивает, чтобы сохранить таким образом своё последнее величие.»

«Ужас, сопутствующий дерзанию, не требует никакого противополагания себя ни радости, ни уютному самодовольству мирных занятий. Он состоит — по сю сторону подобных противоположений — в тайном союзе с окрылённостью и смирением творческой тоски.»

«Сплошная пронизанность нашего бытия ничтожащим поведением — свидетельство постоянной и, разумеется, затенённой распах­нутости Ничто, в своей исходности раскрываемого только ужасом. Но именно благодаря этому постоянно скрытому присутствию исходный ужас в нашем бытии большей частью подавлен.»

«Ясная решимость на сущностный ужас — залог таинственной возможности опыта бытия. Потому что рядом с этим сущностным ужасом как отшатыванием от бездны обитает священная робость. Она освещает и ограждает ту местность, внутри которой человеческое существо осваивается в Пребывающем.»

SORGE*

«забота* охватывает нечто, со­храняет его, истолковывает его, предписывает себя и, наконец, теряется в своём предмете» (das Besorgte).

60*90 см

«FAMILIENBILDER»

(портрет семейства («фоторобот»))

40*120 см

«GRUNDUNG und STIMMUNG!»

(основание и настрой! (твердыня и лад!))

(«formale angabe» (формальное указание))

Итак, не будем спать, как и прочие, но будем бодрствовать и трезвиться

Фесс. 5:6

SONDERWEGE

VÖLKISCHE VERHOFFEN der «DRITTE REICH»

(национал-социалистические чаяния «Третьего Мира»)

DREI ARTEN ZU DIENEN

(«три способа служения (государству)» (форматы присяги))

NOT – NOTWENDLIGKEIT – GESCHICK (die aussicht)

(нужда – необходимость – судьба (перспектива))

«Неумолимость простого и окончательного не допускает ни колебания, ни промедления.»

«Всё существенное и великое в человеке могло появиться на свет только благодаря наличию родины и укоренения в традицию.»

«опасность представляет не сам «варварский принцип» фронтового поколения, но то, что его умаляют до проповеди истинного, доброго и прекрасного.» («опасность несут безразличие и неповиновение»

«Столь же беззаконно политическое «многословие», ибо благодаря ему старое безделье не станет делом.»)

«Индивидуум сам по себе не значит ничего. Судьба нашего народа в его государстве значит всё.»

«Природа нашего немецкого пространства должна быть безусловно очевидна для славянского народа, но в иной манере, чем нам; семитским кочевникам она не станет очевидной никогда.» (1933)

«Оправдано только то дело, что зреет в глубинном выступлении на борьбу ради будущего… ибо долгой будет борьба за те места, где воспитываются ведущие.»

«всё великое стоит в буре»

«фюрер пробудил новую реальность, которая перенаправила наше [немецкое] мышление на правильный путь, и наполнил его новой энергией»

«Всякая [подлинная] философия бесчеловечна, […] это огнь пожирающий.»

«Путь, который Бытие диктует мышлению, проходит именно по грани истребления.»

«…теперь именно «логика» снова оказывается в нищете и должна возникнуть заново…»

«…оставаться в высшем смысле знающим народом…»

«…великая борьба человека против те­кущего времени…»

«исконное требование (и способность) всякого существования к поддержанию и спасению своей сущности»

«силы земли и крови»

«метаполитика определённого исторического народа»

+ «Огонь, дай нам знать, просвети нас, укажи нам путь, с которого нет возврата!»

и т.д. и т.п. и пр. пр. пр …


Хайдеггер по-прежнему остаётся одновременно нераскаявшимся нацистом и мыслителем, без которого нельзя обойтись

Жерар Бенсюссан (– типичный западный хайдеггерианец)
64*100 см

ABSTURZ – NIEDERGESCHLAGENHEIT – STUMMHEIT

(крах – уныние – немота (1945-46))

«…лишь для того, чтобы перевести всё в безобидное, скучное, т.е. подвластное… соглашаются сегодня с унижениями, которые не причинялись даже в тупой брутальности „третьего рейха“.»

«Это предательство нельзя уже выдать за следствие исчезнувшего террора, оно остаётся результатом деятельности тех и попадает под ответственность тех, которым власть над людьми дороже изначального указания Бытия – людям.»

«До чего дошли немцы? Только до того, где они и раньше были – с той разницей, что сейчас они всё глупее и глупее отрицают собственную душу, под насмешками чужих и смеясь вместе с ними, бездумно открывают им скрытнейшую свою суть и отказываются от неё.»

«Мы останемся на невидимом фронте тайной духовной Германии.»

(4-й «способ служения (государству)»?)

VERDUNKELUNG und IRRWEGE

(помрачение и блуждания)

«В светлой ночи ужасающего Ничто впервые происходит простейшее раскрытие сущего как такового: раскрывается, что оно есть сущее, а не Ничто.»

однако

«Вопрос о Ничто нас самих — спрашивающих — ставит под вопрос. Он — метафизический.» «Метафизика есть основное событие в человеческом бытии. Она и есть само человеческое бытие. Из-за того, что истина метафизики обитает в этом бездонном основании, своим ближайшим соседом она имеет постоянно подстерегающий её риск глубочайшего заблуждения.»

но

«И грубые заблуждения в чем-то плодотворны, даже если они выкрикива­ются в ослеплённой полемике.»

ибо

«Что может навязчивее говорить о постоянной и повсеместной, хотя и заслоненной открытости Ничто для нашего присутствия, чем отрица­ние?» «Бездонней, чем простая уместность обдуманного отрицания , — жесткость действия наперекор и режущая острота презре­ния. Ответственней — мука несостоятельности и беспощадность запрета. Тягостней — горечь лишения.»

и вот —

«снова и снова пересекать в своих блужданиях пустыню земного опустошения»

«Бездомность становится судьбой мира.»


«Признаки последней оставленности бытием — провозглаше­ние «идей» и «ценностей», потерянные метания призывов к «делу» и к непременной «духовности».» «Блуждание не знает истины бытия; но зато оно развер­тывает полностью заорганизованный порядок и обеспечение всевозмож­ного планирования в каждой сфере.» «Сущее …расплывается до неразличимости, овладеть которой теперь можно уже лишь посредством его методической организации, подчиненной принципу «производитель­ности». «…целью производительного производства оказыва­ется лишь равномерная пустота использования всякого труда в обеспечении порядка. Обнаженно излучаемое этим принципом безразличие ни­коим образом не совпадает с простым нивелированием, не идущим дальше отмены прежних иерархий. «Этим без-различием ознаменован уже обеспеченный наличный со­став немира бытийной оставленности. Земля оказывается немиром блу­ждания. Бытийно-исторически она — блуждающая звезда.

SEINSVERGESSENHEIT

(забвение бытия)

«Представим на миг, что человек лишился всякой возможности говорить и понимать слова „есть” и „бытие”, попытаемся хотя бы на несколько минут вообразить, что тогда станется с человеком. Какая бы катастрофа ни обрушилась на планету, она не сравнится с этим совершенно неприметным событием, то есть с тем, что человек утратил своё отношение к „есть”. Однако всё дело в том, что эта катастрофа уже давно совершилась — просто никто ещё не заметил её в её сути. Исторический человек забыл слова „есть” и „бытие”, поскольку он не желает осмыслять то, что ими названо. Безразличие к „бытию” окутывает планету. Воды ЗАБВЕНИЯ БЫТИЯ заливают человека».

«…Мысль есть — поскольку она есть — память о бытии и сверх того ничто. Принадлежащая бытию, ибо брошенная бытием на сбережение своей истины и требующаяся для неё, она осмысливает бытие. Такая мысль не выдаёт никакого результата. Она не вызывает воздействий. Она удовлетворяет своему существу постольку, поскольку она есть. Но она есть постольку, поскольку говорит своё дело.»

«…в метаниях и на ощупь… доля испытывает себя на деле… самоослепление человека соответствует самораскрытию просветления бытия…»

«Простота бытия рассеяна в одной-единственной забывчивости.»

DAS GEVIERT

(четверица)

«Земля и небо, божества и смертные, сами собой единые друг с другом, взаимно принадлежат друг другу в односложности единой четверицы*. Каждый из четверых по-своему зеркально отражает существо остальных. Каждый при этом по-своему зеркально отражается в свою собственную суть внутри одно-сложности четверых…

Единство четверицы есть сцепление. Это сцепление, однако, получается вовсе не так, будто оно охватывает четверых извне и лишь задним числом привходит в них как это охватывающее. Сцепление не исчерпывается равным образом и тем, что четыре, коль скоро они налицо, просто стоят друг возле друга.

Сцепление осуществляется как дающая быть собой зеркальная игра четырех, одно-сложно вверяющих себя друг другу.  Сцепление осуществляется как мирение мира. Зеркальная игра мира – хранящий хоровод. Потому и охватывает четверых их хоровод не извне наподобие обруча. Хоровод этот – круг, который окружает все, зеркально играя.”

“Собранное существо кружащей так зеркальной игры мира есть само окружение. В окружении зеркально-играющего круга четверо льнут к своему единому и все же у каждого собственному существу. Так льнущие, ладят они, ладно миря, мир.” «Смертные живут в той мере, в какой они, будучи смертными, ведут свою способность умереть к благой смерти, а не к пустому исчезновению и не к бессмысленной задержке в земном пребывании. В спасении земли, в восприятии неба, в ожидании божественных, и в направлении своей жизни к смерти сбывается проживание как четверичное украшение четверицы (das Geviert.)»

(…из 4-х лишь 2, и те – отражены…

2 остальных – лишь в памяти, но в ней 4 –

и до сих пор ещё исток всего – как Мира…

…любая вещь – итог: мирское кружит в ней

и отражает взгляд… кто принимает этот вызов,

тот и блуждает, смертностью испытывая время…)

Но у нас здесь ещё и Вода

(если уже не ТОЛЬКО она)

– как сама стихия зеркального?

– или, может быть, всё ещё в далёкой ассоциации с незабвенным

«В начале…»*?


*

…люди-люди

(«в минусе» ли кто или «в плюсе») – :

в рыске за очередной (уже канувшей в лету, но всё ещё) падающей звездою –

не одни ли следы (бишь, всплески нам) неких «новых» прелюдий –

то есть, иллюзий! (да и Дух Божий – «В начале…» тоже – не «носился» ли (и) «над водою»)

оригинальный вид

GESTELL

(постав)

«ПОСТАВ* есть собирающее начало того устанавливания, которое ста­вит человека на раскрытие действительности способом поставления его в качестве состоящего-в-наличии. Захваченный поставляющим произ­водством, человек стоит внутри сущностной сферы постава. Он никак не может занять то или иное отношение к нему, поразмыслив. Поэтому вопрос, в какое нам встать отношение к существу техники, в такой своей форме всегда уже запоздал. Зато никогда не поздно спросить, знаем ли мы собственно о самих себе, что наше действие и наше бездействие во всём то явно, то скрыто втянуто в по-став (Ge-stell). Никогда не поздно спросить главное – задеты ли мы, и как, собственно, задеты сущностной основой самого постава.»

«Существо техники покоится в поставе. Его власть отвечает судьбе исторического бытия. Последняя всегда посылает человека на тот или иной путь раскрытия потаённости, поэтому человек постоянно ходит по краю той возможности — а значит, приближается к тому —, что будет исследовать и разрабатывать только вещи, раскрытые по образу постава, всё измеряя его мерой. Тем самым закроется другая возможность — что человек всё раньше, глубже и изначальнее будет вникать в существо непотаённого и его непотаённости, принимая эту требующуюся для её раскрытия принадлежность к ней как своё собственное существо. Приведя человека к этим двум возможностям, его судьба поставила его тем самым на край опасности. Миссия раскрытия потаённости как таковая во всех своих видах, а потому с необходимостью, есть риск.»

«…то раскрытие, в ходе которого природа предстаёт как рассчитываемая система сил и воздействий, позволит делать пра­вильные утверждения, но как раз из-за этих успехов упрочится опасность того, что посреди правильного ускользнёт истинное. Миссия раскрытия тайны сама по себе есть не какая-то, а главная опасность. Но когда эта миссия правит в образе по-става, она — крайняя опасность. Риск здесь даёт о себе знать в двух смыслах. Коль скоро непотаённое захватывает человека даже и не как объект, пред-стоящий человеку, а уже исключительно как состоящее-в-наличии, человек среди распредметившегося материала становится просто поставителем этой наличности — он ходит по крайней кромке пропасти, а именно того падения, когда он сам себя будет воспринимать уже просто как нечто состоящее в наличности. А между тем как раз под этой нависшей над ним угрозой человек раскорячился до фигуры господина земли. Рас­пространяется видимость, будто всё, предстающее человеку, стоит лишь постольку, поскольку так или иначе поставлено им. Эта видимость со временем порождает последний обманчивый мираж. Начинает казаться, что человеку предстает теперь повсюду уже только он сам.»

«Основной процесс Нового времени — покорение мира как картины. Слово «картина» означает теперь: конструкт опредмечивающего пред­ставления. Человек борется здесь за позицию такого сущего, которое всему сущему задаёт меру и предписывает норму.»

«Ради этой борьбы… и в духе этой борьбы человек вводит в действие неограниченную мощь всеобщего расчёта, планирования и организации. Наука как исследование есть незаменимая форма этого самоучреждения в мире, один из путей, по каким со скоростью, неведо­мой участникам бега, Новое время несётся к полноте своего существа. С этой борьбой мировоззрений Новое время только и вступает в реша­ющий и, надо думать, наиболее затяжной отрезок своей истории.»

«Человек не может сам уйти от этой судьбы своего новоевропейского существа или прервать её волевым решением.»

«Смешанное из малодушия и заносчивости бегство в традицию не способно, взятое само по себе, ни к чему, кроме страусиной слепоты перед историческим моментом.»

«Летучей тени облака над потаённой страной подобен сумрак, которым истина как достоверность субъективности, подготовленная христианс­кой достоверностью спасения, затягивает событие, в опыте которого ей отказано.»

(«Лучше проглотить дешёвый упрёк в атеизме, который – если он подразумевается в онтическом смысле – даже полностью оправдан. Только не является ли онтическая вера в Бога в своей основе безбожием? Подлинный метафизик религиознее, чем все про­чие верующие, сторонники “церкви”. И даже не более ли он религиозен, чем “теологи” любогo вероисповедания?».)

«Новая свобода есть — в метафизическом виде­нии — приоткрытие всего диапазона того, что впредь человек сам сознательно сможет и будет себе полагать в качестве необходимого и обязывающего. В реализации всего диапазона видов новой свободы состоит суть истории Нового времени. Поскольку в эту свободу непре­менно входит самодержавное право человека на самостоятельное опре­деление целей человечества, а такое самодержавное право в сущностном и категорическом смысле требует власти, постольку впервые лишь в ис­тории Нового времени в качестве этой истории самоуполномочение власти становится основополагающей действительностью.»

«Но земля всё ещё таится в неприметном законе Возможного, како­вым она остаётся. Воля к воле навязала Возможному невозможное в качестве цели. Интрига, организующая это насилие и поддерживающая его господство, возникает из существа техники, если понимать здесь это слово как идентичное понятию законченной метафизики. Абсолютное единообразие всех человеческих масс земли под господством воли к воле делает ясной бессмысленность человеческого действия, возведённого в абсолют.»

«Похоже почти уже на то, как если бы от человека под господством воли к воле закрылось существо боли, равно как и существо радости. Может ли переизбыток страдания принести тут ещё какое-то изменение?

Ни одно изменение не приходит без опережающего указывающего путеводительства. Но как сможет достичь нас какое-то путеводительство, если не высветится Событие, которое, призывая, требуя человека, озарит его существо, даст ему сбыться и в этом осуществлении выведет смертных на путь мыслящего, поэтического обитания на земле?»

«…принадлежать бытию и всё же оставаться чужаком среди сущего…»

«…принадлежать бытию и всё же оставаться чужаком среди сущего…»

«…принадлежать бытию и всё же оставаться чужаком среди сущего…»

«…Мы свидетельствуем о бедственности положения, когда перед лицом голой техники мы ещё не видим сути техники; когда перед лицом голой эстетики мы уже не можем ощутить сути искусства. Чем глубже, однако, задумываемся мы о существе техники, тем таинственнее делается существо искусства. Чем ближе мы подходим к опасности, тем ярче начинают светиться пути к спасительному, тем более вопрошающими мы становимся. Ибо вопрошание есть благочестие мысли.»

GELASSENHEIT

«РУКОДЕЛЬЮ ПИСЬМА (zu briefhandarbeit)»:

«ПРИЗНАКИ (die vorzeichen)»

«ГОРИЗОНТЫ ОЖИДАНИЯ (erwartunghorizonen)»

«ОТРЕШЁННОСТЬ (gelassenheit)»

60*40 см
70*90 см

ENTGEGEN

(навстречу и вопреки (к, от))

133*210 см

ENTGEGEN*

НАВСТРЕЧУ* ШВАРЦВАЛЬДУ!

НЕ ВОПРЕКИ* ЛИ ВОЗМОЖНОМУ…

GETUE, GEREDE, UNWESEN

(тусовка, болтовня, нЕсуть)

«Не надо дурачить себя. Все мы, включая и тех, кто думает по долгу службы, достаточно часто бедны мыслью, мы слишком легко становимся бездумными. Бездумность — зловещий гость, которого встретишь повсюду в сегодняшнем мире, поскольку сегодня познание всего и вся доступно так быстро и дёшево, что в следующее мгновение полученное так же поспешно и забывается.»

«Сегодняшний человек спасается бегством от мышления.»
«…от одной праздной суетности к такой же, от её непонятого, но на секунду развлёкшего, знамения к подобному, от вещи к вещи и от неподлинного себя к еще одному тому же…»

«А следовало бы научиться понимать, что вещи сами суть места, а не просто принадлежат определённому месту.»

«Простор, продуманный до его собственного существа, есть высвобождение мест, где судьбы поселяющегося тут человека повёртываются или к целительности родины, или к гибельной безродности, или уже к равнодушию перед лицом обеих. Простор есть высвобождение мест, вмещающих явление бога, мест, покинутых богами, мест, в которых божество долго медлит с появлением.»

«Отрешённость от вещей и открытость для тайны взаимно принадлежны. Они предоставят нам возможность обитать в мире совершенно иначе.»

«…научиться существовать на безымянном просторе…»
«…без произвола и насилия, без жадности и господства…»
«…в прямой близости ненавязчивой силы…»
«…в посылающей уместности…»
«…с сосредоточенностью без принуждения…»
«…из доверия и привязанности к бытию…»
«…снова «видеть» все вещи проще, зорче и неотступнее…»

«…Человек не господин сущего. Человек пастух бытия. В этом «меньше» человек ни с чем не расстаётся, он только приобретает, прикасаясь к истине бытия. Он приобретает необходимую бедность пастуха, чьё достоинство покоится на том, что он самим бытиём призван к сбережению его истины…»

80*160 см

Завершающий релиз

«Ввиду особой строгости затрагиваемого мероприятием предмета, оно отнюдь не претендует на статус некоего вклада в некое приморское (или владивостокское) хайдеггерианство и, тем самым, в хайдеггерианство в России в целом. Потому, что сам предмет, философия – и вообще, и хайдеггеровская тем более – практически не поддаётся и вряд ли даже подлежит некой полноценной адекватной визуализации, даже если в ней и удаётся избежать навязчивости наивного иллюстрирования. Если кому-то, как мы надеемся, и в самом деле покажется, что мы чего-то достигли, то ему будет и очевидно, что результат этого в высшей степени сомнительного дела крайне условен и относителен (– не более, чем смутный намёк, или наоборот – тенденциозная вульгаризация, а то и – в чём-то – фальсификация, подтасовка («machenschaft»!),  или даже – откровенное «притягивание за уши», хотя в данном случае уместнее говорить, конечно же, о глазах…) То есть эта выставка – не более, чем ОТСЫЛКА к предмету; удачна она или нет – решать Вам. Как и Вам же решать: читать или не читать Хайдеггера и о нём.

Попытаемся объяснить, почему всё же – ЧИТАТЬ, то есть почему выбор предмета, при всём его неудобстве, именно таков.

Ближайшим поводом тому – проскочивший практически незаметно под ковид19 юбилей мыслителя, калибр которого иногда приравнивают к таким персоналиям, как Гегель или Декарт, а то и вообще Платон или Аристотель: вроде как и само по себе обязывает, не правда ли…

Но это, наверно, не самое решающее основание, а лишь страховка для некоторой заявки на актуальность затеи. Гораздо важнее то, что хайдеггерианство в России имеет всё ещё довольно-таки вымученный характер. Во-первых: само попадание учения в поле зрения русских – это во многом результат типичного для зрелого и, особенно, позднего Совка идеологического недосмотра, политической халатности (как и многое с Запада, Хайдеггер просочился в сознание русских как не слишком внятная и, оттого не слишком тревожащая «власти», интеллектуальная контрабанда; были вещи, взрывавшие мозги гораздо радикальнее и в несравненно более массовом масштабе; словом, была зараза и пострашнее). Во-вторых: невозможность игнорирования ситуативно-исторического положения фигуры самого Хайдеггера, то есть его фактической биографии и её отражения в мысли философа, делает казус последнего ещё и сегодня для русских довольно-таки травматичным.

«Шварцвальдский затворник» («по молодости» ли?!) был не только действительным, номенклатурным, НАЦИ (причём, в течение всех 12-ти знаменательных лет Империи), но ещё и питал личные амбициозные иллюзии на предмет перспектив этой однозначно чудовищной для нас движухи. Более того – будучи уже и «добровольным отставником», не был ли он готов поставить её неуспех упрёком в непоследовательности и безволии действий скорее ей самой, нежели своей фундаментальной проницательности и судьбоносной искренности?

Можно, конечно, вместе с «Майн Кампф» попросту попытаться запретить и всё то, что существовало в рискованной близи с этой «борьбой», и даже всё то, что рядом с нею и не валялось; однако в ТРАВМЕ, выражаясь психоаналитически, лучше всё же разбираться – и не только и не столько едва успевшему унести ОТТУДА ноги «еврею Фрейду», сколько (и до сих пор) именно НАМ как основным потерпевшим и, в конце концов, терпение исчерпавшим.

Казалось бы, и так всё ясно. Но Западный Мир (по крайней мере, с 6-го века) – это в целом и в корне Германский Мир («англо-саксонским» Он является лишь в некоторых, хотя и весьма влиятельных, факторах обстоятельств и тенденций общеевропейской германизации; да и сами «англосаксы» (как, кстати, и «франки») по своим корням, опять же, германцы). И, значит, этот, во многом остающийся ментально чуждым, а, стало быть, и «потенциально» враждебным, мир НАДО ЗНАТЬ. «Надо знать врага» – тем более, если он, порой испытывая к нам даже и дружеское расположение (интерес!), всё же не преминёт и сам подчеркнуть существенную инаковость.

Это знание нужно не только из соображений стратегического прагматизма (сие, пожалуй, было бы уж слишком по-германски!). Нет, оно нужно ЕЩЁ И потому, что ДРУГОЙ и ДРУГ всё-таки однокоренные слова, а Русский Восток всегда жил и продолжает жить… Надеждой.»

(имярек)

ОТЗЫВЫ О ВЫСТАВКЕ В FB

ГАЛИНА АРБАТСКАЯ:

ХАЙДЕГГЕР в 25…

До 25-ти, если ты не можешь идти по достойному, но скучному пути ремесленника, уверенного в дне завтрашнем и куске хлеба, то выбираешь путь творчества с его колдобинами, безденежьем и экспериментами с собственной душой и телом. И судьбой.

Так было во все века. Так, мне показалось, произошло и с Полиной Худяковой, которая и в ФБ, и на выставке в Артэтаже, по которой брожу, называет себя еще и Аполлинарией Равноапостольной.

Снимки депрессивного Владивостока (Городний уточнил: Артема, но, пожалуй, неважно, какой город) и цитаты из Хайдеггера рядом. – Полина говорит, что больше Хайдеггера не будет в ее времени.

Возможно, так и будет – в молодости таких людей заносит в поисках баланса между силой, злом и светом, который всегда переходит в сумерки и ночь. И Хайдеггер здесь совсем не перевозчик на сторону света…

Но как бы Хайдеггера не трактовали и не выставляли оценки его заигрыванию с Германией марширующей, все, что делает на этой выставке философских визуальных ассоциаций Полина Худякова – предельно искренне. Ее фотографии – нелегкое искусство: этот философский мрачняк способен добить в душе то, что не добила корона. Но без него не будет души.

Потому что – выдерну фразу из контекста хайдеггеровских цитат выставки – «мы останемся на невидимом фронте тайной духовной Германии».

Это, пожалуй, и о талантливой Полине…

АЛЕКСАНДР БЕЛЫХ:

Вчера посетил выставку Полины Худяковой в Артэтаже у Александра Городнего. ХАЙДЕГГЕР 131. Выставка посвящена немецкому философу Мартину Хайдеггеру, стихи которого я переводил и книгу которого готовлю в издательстве Алетейя, СПб. , у Игоря Савкина. Автор визуализировал основные понятия философии экзистенциализма через фотообъекты, а также нацистский период в судьбе философа. Удивительна сама идея представить сложные понятия мышления философа в образах фотографии, удивительно визуальное решение проблемы мышления! Очень смелая попытка! Ничего подобного я не встречал! Где посетители местного философского сообщества? Они есть в городе?

АЛЕКСАНДР ЦВЕТКОВ:

Ну что, философов видимо уже не будет, выставка скоро закрывается и в связи с этим добавлю пару строк от себя. Много разных мыслей возникло за это время по поводу и Хайдеггера и его философского наследия. Начну пожалуй просто с немцев. Они как никто в 20 м веке, повлияли на историю России и это надеюсь понятно. А вот почему это вопрос! Одно слово Германия всегда приводит в некоторое едва заметное настораживание.Вот немного истории. Еще предки германцев остготы были обижены на римлят за то, что они унижали их всячески, держали на границах империи и использовали их воинственность и грубую силу в борьбе с внешними врагами. За это в 420 году боевые отряды готов под предводительством Аллариха захватили и разграбили Рим, создав в дальнейшем свое королевство на Аппенинском полуострове во главе с Теодорихом. А вот интересное откровение от небезизвестного в нашем городе немца – пастера лютеранской кирхи Манфреда Брокмана. На мой вопрос о причинах возникновения фашизма и нацизма в Германии в 30- е годы он дал мне неожиданный и как мне кажется честный ответ. За что ему благодарен. Как он пояснил, все дело в том, что после поражения в первой мировой войне немцы были сильно подавлены и унижены странами-победителями. Особенно это было ярко выражено со стороны французов. Они всячески и по любому поводу унижали немцев тогда. Германия на международном уровне была ущемлена в правах.По сути находилась под домашним арестом. И национал -социализм а потом и фашизм возник именно на волне обиды и чувства неполноценности и ущербности. А если учесть самомнение, воинственность и амбиции немцев за всю историю существования их государства, то все становится на свои места. Вот тут мы и подходим к Мартину Хайдеггеру, и что не удивительно, главным аппологетом и поклонником его наследия у нас оказался господин Дугин и это показательно. Идеи изложенные в Сущем и Бытии очень хорошо легли на убеждения и интересы этого господина. Он посвятил цикл аж из 4х лекций философскому населению Хайдеггера. Полина мне сообщила, что главным специалистом и понимателем Хайдеггера у нас в городе она обнаружила, как ни странно, только доморощенного философа – сапожника из Артема. Он то её и консультировал и это на полном серьёзе. Что тоже показательно. Не буду углубляться в суть самой философии , но только отмечу один факт. Дугин акцентировал в своей лекции то, что Хайдеггер называл русскую землю, землей будущей новой жизни на которой, пройдя через темные коридоры времени должно будет возродится будущее человечества во главе с немецкой расой. Можно повникать еще в другие глубины и смыслы, куда я тоже заглянул и увидел там …то же скрытое самомнение, под пленкой откровения о потаённому различии сущего и бытия. Все эти понятия давно и точно определены в восточных философских трактатах индуизма, чань и дзен буддизма. Вспомнился эпос Махабхараты и битва описанная в Бхагаватгите, где войско Арджуны сражается со своими врагами, которые оказались в итоге их родственниками. А само сражение происходит на землях( и это уже подтверждено современной топонимикой ) нынешней России. Так вот Хайдеггер не раскаялся и не отрекся от своего сотрудничества с нацистами. Что тоже показательно. Последнее время его имя, как ни странно, всплывает в ищущих молодых умах и кто то же их направляет. Появляются новые переводы, его творчество поэтизируют. Полина ( Аполлинария Равноапостольная) по честному попыталась художественно через фотографические образы осилить это материал и ей это в некоторой степени удалось, но, как призналась она сама в разговоре, никакого желания продолжить знакомство с этой темой и философией у нее больше нет.

ИЗ КНИГИ ДЛЯ ПОСЕТИТЕЛЕЙ

ВЛАДИМИР СТАРОВОЙТОВ:

Как это просто: показалось!

Красивое число 131 год, кому?

Хайдеггеру, блин, знаете?

Почти фашист, почти гений.

Служитель слову, пленник смысла.

О, Господи, прости! = Я это сделала =

= Я это сделала! =

11 ноября 2020 года в день рождения Курта Воннегута – другого шизофреника, хохмача и художника за Полину написал здесь

Старый Войт


Первое слово – коли это звучит!

ВИТАЛИК СЛАБИНСКИЙ:

Полина, Спасибо! Это полный КОСМОС!!! Поздравляю с первой персоналкой”

ЗАБАВНОЕ ОТ АНОНИМОВ:

“ОЧЕНЬ ПОУЧИТЕЛЬНО?!”

По поводу “DER ENTSCHLOSSENEE – VOR – SATZ”: “Русский мост очень красив и лишь иногда сюрреалистичен.” ( а в слух было сказано: “Как можно было такой красивый мост так некрасиво сфотографировать!” (причём здесь мост – сама недоумеваю))


To top
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять